Франкенштейны советского пищепрома. Про НЕголландский сыр и НЕпортугальский портвейн

Сижу тут смакую козий и овечий голландский сыр, купленный в сырном магазине во Львове. И так мне хорошо, что мурашки по коже и глазки закатываются. Кайф в чистом виде.

И вот подумалось мне – а ведь у большинства граждан, рожденных при Союзе, словосочетание “голландский сыр” прочно ассоциируется с резиноподобным бледно-желтым бруском производства районного молочного комбината. И самое его большое сходство с настоящими голландскими сырами – это буква “Г” в начале слова.

Примерно такой же злой рок настиг и портвейн. Низкопробные “Три семёрки” очень крепко держат сознание поколения 35+, а ведь это и не портвейн вовсе. Поэтому иногда, когда я говорю о своей любви к хорошему порто, меня начинают подозревать в связях со слоями населения, не сильно разборчивыми в выпивке. А ведь бутылка неплохого портвейна стоит, на минуточку, минимум 15 баксов в пересчёте из чэснай белорусской валюты.

Если хорошенько подумать, то наверняка вспомнится ещё что-то, обезображенное советским пищепромом до неузнаваемости.

А у вас, дорогие читатели, есть такие примеры?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *